Tags: Россия

От заката до рассвета

Космодром

Не каждой стране под силу построить космодром и запускать с него ракеты.

Россия с этим легко справилась. Новый космодром есть.

Да, в ходе строительства украли что-то, что-то  пошло не так при первом пуске ...

Но - построили и запустили.


Восточный
От заката до рассвета

Затупить острые клыки

Есть ощущение, что очень многим из нас, уважаемых россиян, надо затупить острые клыки, перестать кусаться, принимать друг друга такими как есть и искать способы для взаимного понимания и уважения, а диалоги (полилоги) вести мягко, не срываясь в истерики, с юмором и любовью.

Атмосфера разнузданности и неприличий, воцарившаяся в интернете и на ТВ, должна быть преодолена.

Лучше её преодолевать во взаимном общении за столом. При необходимости, ножи и вилки - убрать.

Make love, no war.

Юрский

Беды России: куда делись дураки?

Кое-кто у нас порой  считает, что в России две главные беды: дураки и дороги.

Однако даже беглый просмотр телевизора опровергает это мнение. Телевизор и обслуживающие его люди, а также многие просто люди считают, что главная беда России - это Америка. (С таким мнением выступил, например, американский журналист по имени Майкл, участник почти всех ток-шоу на российском ТВ).

Бог с ней, с Америкой. Беда она, не беда России - не в этом вопрос (в данном случае).

Вот что меня немного смущает: выдвижение Америки в статус главной беды России как-то автоматически сняло проблему наших собственных дураков и дорог.

Оставим в стороне дороги. Я, например, считаю, что они у нас неплохие и, часто, даже хорошие. По меньшей мере, на российском юге, где я обитаю.

А вот дураков, по моим ощущениям, становится все больше и больше. Они не только перестали быть нашей общей бедой, но и грозят стать нашим национальным лицом.

Вот как так получилось, что проблема дураков выпала из сферы властного внимания, а у населения может даже сложиться впечатление, что все кругом умные?
От заката до рассвета

Социальные протесты: возгорится ли из искр пламя и какое?

В связи с резким ухудшением экономической ситуации в стране закономерно возникает вопрос о том, будут ли уважаемые россияне безропотно терпеть свое дальнейшее обнищание или начнут бунтовать.

Бунта в стране пока нет. Есть только небольшие искорки. Так, например, СМИ сообщали о том, что в одном из крупных российских городов была брошена бутылка с зажигательной смесью в офис известного "Платона". Еще где-то офис "Платона" был обстрелян.  Бастовали какие-то учителя или иные бюджетники, которым задержали зарплату. А сегодня в Сочи и Краснодаре пенсионеры блокировали движение по автодорогам, протестуя против лишения их льгот на проезд в общественном транспорте.

пенсионеры, краснодар, 15 января 1916 г.
Краснодар, акция протеста пенсионеров

Характер "искорок" показывает, что социальный протест носит преимущественно неполитический характер, т.е., каких-либо радикальных политических требований протестующие не выдвигают. Он указывает также на то, что протестуют наиболее уязвимые категории населения, которым просто не на что жить.

Поскольку количество граждан, которым не на что жить, увеличивается, то можно ожидать расширения протестов.

На мой взгляд, протесты нищающих граждан, если они расширятся, вряд ли сольются с либеральным протестом. Условные российские либералы дискредитированы в глазах большинства населения.

А вот люди типа Навального могут, на мой взгляд, мобилизовать на протесты большое количество людей под антикоррупционными лозунгами. Как это было на Украине, например.
От заката до рассвета

Сегодня: хорошо и плохо

То, что Путин ответил на вопросы (Чайка, Турчак, дальнобойщики и пр.) - это хорошо.
А, вот, то, что пока он отвечал, подожгли здание полиции, в котором сгорели уголовные дела по коррупции и др. важные документы - это плохо.

Collapse )
От заката до рассвета

Дагестанские дальнобойщики планируют новые протестные акции, грозящие всем большими неприятностями

Некоторые дагестанские водители большегрузных автомобилей заявляют о планах перекрыть федеральные трассы, а 30 ноября - блокировать дороги близ Москвы. Точно оценить количество радикально настроенных дальнобойщиков и их протестный ресурс не могу.

Тем не менее, даже если их окажется не много и в отношении них будут применены репрессивные меры, авторитет Путина в Дагестане, скорее всего, обрушится. Ведь одно дело воевать с экстремистами, но совершенно другое - с работягами. Последнего могут и не простить.

Если к дагестанским дальнобойщикам присоединятся их коллеги из других регионов, то Кремль окажется перед сложным выбором: или широкие репрессии, или уступки требованиям водителей.

Ситуация с дальнобойщиками показывает, на мой взгляд, то, что в стране существуют очень уязвимые категории населения, способные оказывать власти сопротивление. Очень вероятно, что они способны к стихийной самоорганизации, как это произошло в случае с дальнобойщиками.

Если российская бюрократия продолжит свой явно затянувшийся банкет, а положение уязвимых категорий населения будет ухудшаться, то все мы можем вырулить на свой собственный российский Майдан, последствия которого могут оказаться катастрофическими.

Думаю, что в Кремле просчитывают все ситуации и постараются купировать происходящее. Однако в какой степени выстроенная Путиным система власти и перераспределения общественного богатства в пользу немногих застрахована от стихийного народного бунта - очень и очень большой вопрос.


От заката до рассвета

Неожиданные немцы

Катя Глогер (Гамбург), автор книги "Мир Путина", из интервью на "Радио свобода":

"...у немцев глубокие сентиментальные отношения к России. Россия всегда была неким мифом, люди стремились к вроде бы чистой, широкой России. Природа, русская душа
это очень глубоко в душах многих немцев. Это первое. Второе это Вторая мировая война. Очень глубокое чувство вины не только перед русскими, но перед всем советским народом. Если брать эти два пункта, у многих немцев очень положительное чувство к России. Они видели в Путине во время первых двух его президентств такого авторитарного, но все-таки человека, который хочет модернизировать страну, человека, который хочет вести страну на Запад, сделать ее частью глобальной экономики. Я думаю, это было, мягко сказано, недоразумение, но таковой была наша официальная политика стратегическое партнерство с Россией, с Путиным. Мы действительно думали, что нужно, чтобы Россия и Европейский союз более тесно сотрудничали, сблизились. Конечно, в политической элите, у социал-демократов было большое разочарование после Крыма и в связи с Украиной. Но многие люди до сих пор относятся с неким пониманием к политике Путина. В Германии до сих пор существует это чувство, что надо понимать Путина, надо понимать русскую историю, русскую державность. Это, может быть, очень немецкая черта, не знаю… Очень часто мы не видим или не хотим видеть то, что на самом деле происходит. Мы забываем о демонстрациях на Болотной, мы забываем о так называемой управляемой демократии, мы забываем о репрессиях после 2012 года. Мы забываем о вмешательстве Путина на востоке Украины и стараемся его понять".
(
http://www.svoboda.org/content/article/27373326.html)
Отец Амели

Россия в огне (из Минкина)

"Вообразите, что будет, если на всех наших ворах, грабителях, взяточниках вдруг разом загорятся шапки. Мы окажемся в пылающей стране. Заполыхают санэпидстанции, мэрии, таможни, штабы, министерства, адмиралтейства. Вообразите одномоментное самовозгорание Кремля, Думы, Совета Федерации… а вы думаете, будто там нет вороватых чиновников? Полыхнёт Газпром, университеты вместе с Минобрнауки, коммунальщики, дорожники, все заправки, где разбавленный бензин, все… ну просто все. Мы станем видны из Дальнего Космоса. И горящая дверь Лубянки превратится в ничтожную искру на фоне Большого Отечественного Пожара".

(Газета Московский комсомолец. 9 ноября 2015 г.).
От заката до рассвета

Перечитывая вчерашнее

Перечитал то, что написал вчера о народном единстве-неединстве. Не понравилось. Даже стыдно немного. "Мысль изреченная есть ложь". Не то получилось и не так.

Вчера, вероятно, мною двигал дух сопротивления, несогласие с категоричностью провозглашемого тезиса об отсутствии в России народного единства (о чем многие говорят именно в День народного единства). А также сопротивление бюрократическому насаждению формулы россиянства, пришедшей на смену формуле "морально-политического единства советского народа". Не описывают эти формулы всей сложности действительности, а, значит, извращают ее.

Указанные формулы - вещь во многом и по преимуществу идеологическая, пропагандистская, они фиксируют и насаждают желаемое. Конструирование единства  - важная, но и опасная государственная задача. Ведь насаждая единство, легко найти тех, кто "с нами не един" и объявить их врагами. Поэтому "единство в многообразии" - еще одна формула - которой надо дорожить и придавать ей широкий смысл.

Мы едины в той мере, в какой относим себя к коллективному "мы". Пассивное отнесенени себя к "мы", "россиянам" носит массовый характер и в этом смысле наш народ почти един. (Степень его единства с властью при этом традиционно для России низка).

Однако с активным единством, практической соцальной содидарностью, дела обстоят плохо. Народ атомизирован, внутренне разделен на автономных индивидов. Не все жильцы моего подъезда, например, знают друг друга. И они совсем не едины - сподвигнуть их на полезное совместное дело очень сложно.

В России так и не прижилось местное самоуправление, добровольные объединения граждан по интересам и целям (хотя такие есть, но их очень мало). Политические объединения граждан - политические партии - большей частью просто постыдны, насквозь фальшивы и объединяют людей, делающих карьеры и сколачивающих капиталы поверх понятий добра и зла.

Вот сейчас, когда я все это пишу, речи в честь народного единства провозглашает глава региона и его ближайшие сподвижники. Народ с ними не очень един, поскольку считает их коррупционерами. Он имеет такое оценочное суждение. Поэтому народ сидит дома. А демонстрировать единство - махать флажками и держать транспоранты - вышли подневольные - студенты, бюджетники.

И мы едины в понимании всей этой фатасмагории.
От заката до рассвета

Ко Дню народного единства: 1) я не россиянин, я - русский; 2) мы едины

Не люблю это слово - "россиянин". Думаю, в России оно не приживется. Ведь для идентификации гражданства есть более удобоваримый термин - "гражданин России". А когда тебя называют "россиянином" возникает ощущение, что тебя лишают национальности (т.е., этничности).

Поскольку Россию создавали русские при содействии на разных этапах становления государства различных этнических меньшинств, мне не хотелось бы чтобы русскую страну из ложной политкорректности называли россиянской. Мы живем в России, а не в Россиянии. Так же, как, например, французы живут во Франции, а не во Франсиянии, хотя в этой стране тоже много не французов.

В русской стране есть не только русские, есть целые этнические анклавы, оформленные или не оформленные административно. Большей частью в них живут люди, сделавшие для нашей страны не меньше, чем русские (не в смысле объема, а в смысле сомоотдачи).

Эти люди являются российскими гражданами, они преданы стране, на мой взгляд, не меньше чем русские, и в той мере, в которой у них существует социальный запрос на этническую самобытность, он должен быть удовлетворен. Более того, поскольку наша страна является, по преимуществу русской,  правам этнических меньшинств на культурное своеобразие и развитие следует уделять повышенное внимание.

Collapse )